Vika-SP

19 декабря отмечается день памяти Николая Чудотворца. А я хочу рассказать, как мы с кузиной отстояли летом очередь к мощам. Мощи привезли в Москву в конце мая, но поскольку Ольга была на длительном больничном, мы попали туда только 5 июля.
Ей было бы раньше тяжело отстоять несколько часов. Но ЧТО нас ждало, мы даже не подозревали.)
У бабушки была икона Николая. Но я как-то не воспринимала в детстве иконы. Меня больше занимало, как они нарисованы. И есть ли под ризами рисунок, какого цвета одежда, фон. Потом помню страшилку «стояние Зои». Эдакий назидательный триллер. А вот с добрым Санта-Клаусом никаких ассоциаций не было совсем. Это не наш культурный слой. Ну а после обнаружилось, что и колокол в Говоре, и церкви в Тыргшоре и в Комане-они все посвящены Николаю Чудотворцу. Т.е. это был значимый для князя святой. Строгий, суровый и справедливый.
В книжечке с акафистом я обнаружила молитву, прославляющую чудотворца за спасение трех воевод, невинно осужденных. Брошенных в тюрьму властителем и приговоренных к казни.
Итак, 5 июля я взяла отгул, и мы с сестрой начали свое «великое стояние». Ольга пришла на час раньше, перепутав все станции метро, я пришла на час позже, обнаружив, что за это время очередь переместилась примерно метров на 100. До храма было около 4 километров по набережной. Народ подходил бодро и весело, абсолютно не смущаясь расстоянием. У Ольги был второй месяц после операции, и она притащила складной стул, на котором почти все время и просидела. Я с собой взяла маленькую бутылку с водой, немного сушек, зонт и 2 дождевика. Всю неделю дожди поливали стоявших к мощам паломникв КАЖДЫЙ день с завидной регулярностью. Но в тот день было солнечно и даже жарко. И зонт я раскрыла от солнца.
Это было очень странное стояние. Я перечитала дважды книжечку-изучив тему, так сказать. Больше заняться было нечем. Ольга сидела где-то там вдали, тоже под зонтом, плавясь на солнце. И это было хорошо. Болтать с ней о бытовых проблемах не хотелось.
И мне вообще ничего не хотелось. Есть, пить, например, и так и не хотелось все время и дальше. Очередь не двигалась вообще. Но и усталости не было. Храм Христа Спасителя казался не менее далеким, чем базилика в Бари, и не было надежды, что мы его достигнем когда-нибудь.) Но я уже стояла, чтобы проверить себя. «Слабо?» Но рядом в очереди под солнцем(причем без зонтов и стульев! Я все ж пару раз присела отдохнуть за 12 часов)стояли старые, больные, глубоко беременные, молодые, с крошечными детьми-ВСЕ стояли, не проявляя никакого нетерпения или недовольства. Смалодушничать было бы стыдно. Я такая одна? Устала и ушла. А я не устала. И сдаваться не привыкла. И это было действительно так. Видимо, был такой нервный настрой, который поддерживался поведением рядом стоящих людей.
Начали мы с Новоандреевского моста(это метро «Спортивная»), Крымский мост казался уже чудом, что мы так далеко продвинулись, потому что это было где-то в районе 5 вечера. И под мостом был пункт досмотра через металлоискатель. Далее дорога к отступлению была закрыта заборами и милицией. Я думала, что дальше пойдет быстрее, как бы не так. Привезли откуда-то паломников, которых пустили вне очереди. На подступах к ужасной статуе Петра 1, нас таки накрыл ливень. Вот так, полил нас и ушел. Пригодились дождевики. Хотя ноги были мокрые совсем, но было тепло, аж парило. И ноги быстро высохли. Вокруг храма очередь описывала почти мертвую петлю.)) И там одна женщина в годах далеко за 70 радостно рассказала, что стоит второй раз, чтобы родственникам взять иконки, да и раз живет близко, когда еще будет такой шанс. Девчонки лет 25 приехали из-за Урала. Я слушала и не верила. Веры во мне мало. А суеверия предостаточно. Вобщем, в храм мы вошли в 23.20. После последней преграды с металлоискателями(такая вторая таможня-застава). А встали-я в 12.30, Ольга приехала в 11.45. И это был не конец. Нас построили парами, я постаралась «потерять» сестру, чтобы она не видела меня, когда я буду подходить к ларцу. Крикнув ей, что встретимся на выходе. В храме непрерывно пели, но служба была не наша, пели греки. И это было очень похоже на румынскую службу. Такой отголосок Византии. Всем несколько раз объяснили, чтобы свои желания формулировали ДО подхода. И так же крестились. Заранее. Дикость, конечно. Москва, однако. В Питере все было тихо, мирно, люди подходили и уходили. Никакого ажиотажа. Но мы в Москве. И времени на подход ровно-2-3 секунды. Далее тебя отодвигают руки служителей, освобождая место для остальных.
Пока мы стояли, я долго думала, что буду просить. У Ольги все ясно и просто. А я никогда не прошу для себя. Не могу. А вот кому-то что-то пожелать могу. И у меня было два желания. Оба важных и нужных. Но разных. А в голове вертелись строчки из Булгакова. С осознанием, что за один подход, я успею хоть мысленно проговорить ОДНО желание.
«-Так я, стало быть, могу попросить об одной вещи?
— Потребовать, потребовать, моя донна , — отвечал Воланд, понимающе улыбаясь, — потребовать одной вещи!
Ах, как ловко и отчетливо Воланд подчеркнул, повторяя слова самой Маргариты — «одной вещи»!»
И когда меня в моих последних раздумьях толкнули к раке, я плохо соображала, что делаю. Не знаешь, то ли креститься, то ли посмотреть внимательнее(за чем мы собственно стояли-то?) и не забыть прижать к раке то, что принесла, и успеть проговорить прошение о "ходатайстве". Ну и через секунду меня вынесло толпой на улицу. Ольга меня там уже ждала. Довольная донельзя. А я вышла вся в переживаниях. Я выбрала и маялась. Второе желание… как же теперь. Ольга помчалась на такси, а я решила еще постоять. Обратно-то нельзя, народ идет толпой по узкому загончику от Крымского моста. И у заборов стоит милиция. Московское время 23.45. Пора домой. И тут один из турникетов открылся. Для проезда чьей-то машины сняли железные скобы с ограждения, прямо у металлоискателей-последнего рубежа.
И я, обрадовавшись, побежала в открывшуюся дырку. И почти в полночь снова вошла в храм. Теперь успев проговорить то, что хотела. А когда вышла-тот проход снова закрыт и снова весь путь оцеплен.
Уж насколько все это работает-не знаю, но на всякий случай. Вопрос веры-сложный вопрос. В той очереди я чувствовала себя атеистом. И мне это не нравилось. Люди стояли долго не ради праздного любопытства, многие приехали на один день(не на Москву посмотреть) и на сл. день уезжали, и назвать дежурным это посещение храма было нельзя.